adzhaya: (Default)
[personal profile] adzhaya
Пинать такое кино бессмысленно, оно само себе пинок. Смотреть целиком и разбирать детально - всё равно, что сложить развязанный пупок на алтарь киноблогинга. Дело закончится сетованиями на сорта современных кинематографистов, а те в ответ злобно припомнят сорта современных киноблогеров. Расплюёмся и будем взаимно правы, как всегда.

Но задачи профилактики таких вандализаторских акций, как псевдомодернизация культовых комедий, никто не отменял. Ладно свои позорятся, фиг с ними, за пределами РФ их никто не замечает, да и в РФ тоже. Считайте, как и небыло. Но сама по себе зараза общемировая, апгрейды "Охотников за привидениями" валом валят. Этак и до "Людей в чёрном" доберутся, а там и "Пятый элемент" падёт. Так не пора ли нам, зрителям, поактивнее озвучивать претензии хотя бы на своих микроуровнях борьбы.

Kavkazskaya Plennitsa 2014.avi_snapshot_00.42.18_[2017.07.15_17.03.31]

В отличие от соцреалистического кино, проводившего принцип "мы с тобой одной крови, ты и я", мир гайдаевских комедий не делал "отрицательных" персонажей маргиналами, предоставлял им возможность соревновательного оппонирования, позволял говорить на своём языке.

"Кавказская пленница" стала классикой не потому, что там много скетчей и все забавные. Универсальный опыт социокультурной самоидентификации, вот что в ней ценно. Этот фильм - ёмкий очерк культурного билингвизма, где у советских граждан противоположные системы ценностей и, соответственно, разные категориальные аппараты при формальном единстве языка общения.

Зрителя вводят внутрь культурно-языкового конфликта, когда Шурик пытался объяснить администратору гостиницы, почему отказывается от выпивки. Осадить навязчивого доброжелателя не удалось именно по той причине, что трезвенник не перевёл свои аргументы на язык человека, способного спаивать незнакомцев, так что лепет о физической непереносимости алкоголя просто не был услышан. Вот скажи Шурик, что в пьяном виде разрушает часовни и охотно выпьет только в том случае, если собутыльник возьмёт на себя издержки по оплате ущерба, это был бы другой разговор.

Больше Шурик такой ошибки не делал. Когда понадобилось сколотить отряд по вызволению из психиатрической лечебницы, последовало предложение "сообразить на троих". Фиг ему помогли бы, огласи он истинную причину побега!

В свою очередь, идейные оппоненты тоже свободно ориентируются в языках культуры. Именно они превратили родную речь Шурика из языка программных идеалов в язык формализма и пустозвонства: "Плохо мы ещё воспитываем нашу молодёжь", "Да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире!". (Здесь Гайдай, возможно, не вполне искреннен, но в условиях цензуры всё равно не смог бы провести тезис о том, что именно товарищи Сааховы и их лизоблюды как раз и создали "язык программных идеалов". Кроме того, глубинные раскопки грозили сменой жанра).

Наконец, есть и люди-медиаторы, свободно существующие как бы в культурно-языковом пограничье. А именно, товарищ Джабраилов, как истинный билингв, способен и продать племянницу за статус родственника при чиновнике, и предоставить ей полную свободу тусовок и ночёвок с альпинистами.

Словом, рулит языковая гибкость. Если разбирать "Кавказскую пленницу" эпизод за эпизодом, мы увидим, как люди переводят друг другу с языка на язык ("В моём доме попрошу не выражаться!", "Киргуду!", "Излишества нехорошие") и без запинки говорят то, что желал услышать собеседник.

Авторы ремейка прочли "Кавказскую пленницу" как обычнейшую (!) комедию нравов и сосредоточились на модернизации приколов. Может, будь у нас сейчас великая эстрада, этот номер имел бы шансы на успех. Но у нас давно нет великой эстрады, так что на приколах не выехать никому.

Например, упомянутый выше мини-эпизод с обманным предложением "сообразить на троих" в ремейке превратился в прикол-подводку к подробному эпизоду акробатических упражнений по перепрыгиванию через ограду больницы - и совершенно потерялся в этом расширенном действе, приобретя статус маленького, бессодержательного фансервиса.

Все проблемы ремейка отсюда, от отказа увидеть в комедии-оригинале опыт синтеза высоких и низких смыслов.

Резко проапгрейдилось уже начало фильма-ремейка. Первым эпизодом стало объяснение, почему Шурик едет от аэропорта на ослике, а не на такси.
Обнять и плакать. Ведь это то, чего нельзя разъяснять ни в коем случае! Во всей мировой культуре есть только один персонаж, с чьими поездками на осликах знакомы решительно все. Шурик въехал в пространство комедии-оригинала как тот, кто по своим моральным качествам ассоциируется с куда более знаменитым всадником, в какой бы Иерусалим ни направлялся.

Заигрывания с высокой символикой вовсе не прихоть Гайдая, а отладка внутреннего зрительского камертона. Причём осликом дело не граничилось. В первом же эпизоде оригинала Нина появилась в платье с дизайном а-ля французский флаг, как муза Свободы, Равенства и Братства. Образ футуроцентричной, но сентиментальной высокой культуры 1960-х проплыл пред очами восхищённых Эдика и Шурика, феминизированных мультикультуралистов.

vlcsnap-2013-07-19-20h32m10s156 vs Kavkazskaya Plennitsa 2014.avi_snapshot_00.05.59_[2017.07.15_16.29.09]

Согласитесь, в 2014 году такое трёхцветное платье выглядело бы как актуальный намёк на новую госсимволику. Но в ремейке на Нине красно-белое платье. Цвета белорусского флага? хм, есть ли в этом смысл. С другой стороны, спасибо, что госсимволику эпохи скрепоохранительства не выдали за символ чего-то высокого и самоценного.

Что характерно, внедряемые зрителю на подсознательном уровне ориентиры на "высокое" в комедии-оригинале отлично работают. А в комедии-ремейке работать нечему, вот всё и разваливается, не став целым.
За доказательной базой дальше первых эпизодов и ходить незачем. В комедии-оригинале Шурик и Эдик познакомились только что посреди пыльного шоссе и у них сразу есть не менее четырёх причин, чтоб держаться настороженно.
  • оппозиция "мажоров"-интеллектуалов и работяг,
  • оппозиция "столичных" и "местных",
  • оппозиция государствообразующего этноса и этноса, воспринимаемого как периферийный,
  • кроме того, им обоим понравилась одна и та же девушка.
Тем не менее, парням не нужно никаких специальных проверок, чтоб считать друг друга "своими" и в дальнейшем доверять в весьма сомнительных авантюрах. Столь яркие стилевые доминанты, как ослик, Свобода, Равенство и Братство, просто не позволили бы перейти на язык конфликта людям, способным их улавливать.

Сколько минут "Кавказской пленницы" нужно посмотреть, чтоб ощутить это? Сколько минут ремейка дают такой же результат (и дают ли?).
Уверены ли авторы ремейка, что их Шурик и Эдик сами не выглядят маргиналами, терроризирующими госвласть?

Kavkazskaya Plennitsa 2014.avi_snapshot_01.29.16_[2017.07.15_18.24.34]

Другой вопрос, а возможен ли сегодня очерк культурного билингвизма и стоят ли проблемы самоидентификации. В комедии Гайдая речь шла о сосуществовании и взаимных корректировках. Нынче же скрепы и защита чувств, то бишь, Шурику предложено заткнуться раз и навсегда, как и не было его никогда в наших сердцах. У Гайдая насчёт скреп совсем другой персонаж, которого пробрало аж до печёнок в "Бриллиантовой руке" при виде нимбоносного мальчика. Наверное, это надёжно защитит "Бриллиантовую руку" от ремейкизации, иначе уж слишком явным станет сарказм.

Profile

adzhaya: (Default)
adzhaya

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345 67 8
9 101112131415
1617181920 2122
2324 2526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios